Внедрение WMS-систем: проблемы и решения

Д. Кирпиченок, коммерческий директор департамента автоматизации промышленности компании «Сервис Плюс»

Человек как может старается облегчить себе жизнь. Современные складские комплексы уже нельзя представить без грамотно организованной логистики, без оборудования и программного обеспечения, оптимизирующего бизнес-процессы. О том, какие решения для повышения эффективности работы склада и его отдельных компонентов существуют сегодня и как они внедряются, рассказывает коммерческий директор департамента автоматизации промышленности компании «Сервис Плюс» Дмитрий Кирпиченок.

• Наш журнал довольно много рассказывал об оборудовании для автоматизации, которое ваша компания предлагает российским потребителям. Теперь настало время рассказать о том, как же его использовать.

– Действительно, тот же терминал сбора данных сам по себе совершенно ненужная железка, поскольку как таковой использовать его нельзя. Мы написали небольшой набор программ, получивших общее название SuperKit, которые позволяют решить ряд таких интересных проблем, как приемка товара на производстве, его передача, обклейка и выдача с помощью терминала сбора данных. Первое приложение – SuperKit Инвентаризация – это маленькая программа, которая позволяет вести учет основных средств предприятия. Ей не важно, что учитывать: это могут быть столы, стулья, фрукты и овощи. Работает она со всеми ERP-системами, известными на рынке: 1С, SAP, Оracle, Бизнес-Вит, Домино.

Следующая программа SuperKit Mobile предназначена для приемки и отгрузки товара. Кладовщику в руки дают терминал сбора данных, в который загружается необходимая накладная, и кладовщик любое свое действие подтверждает считыванием с его помощью штрих-кода каждого товара. Этим решением убирается пересортица с любого склада и с любого предприятия, т. е. устраняем т. н. человеческий фактор. И если у нас, например, в отгрузке стоят пакеты молока Лианозовского комбината, а кладовщик «щелкает» штрих-коды с других пакетов, срабатывает «защита от дурака». Терминал «говорит», что это не то молоко, и может отослать сигнал, что кладовщик ошибся и отгружает не по накладной. Программа очень интересна для предприятий, которые торгуют очень дорогими штучными товарами. Она не позволит положить вместо коньяка «Московский» французский «Хенесси», разница в стоимости которых составляет несколько тысяч рублей. Установка этой программы даст возможность решить вопрос и с учетом товара, и в определенном смысле с проблемой воровства, которая, к сожалению, в России есть и будет.

Следующим продуктом из семейства «китов» является SuperKit Маркиратор. Он интересен для производственных предприятий и больших оптовых баз. Вот один пример из наших внедрений. Одному из крупных игроков рынка по торговле стройматериалами около 50% всей продукции от производителя приходит не промаркированной. Склад у этой компании площадью примерно 35 тыс. м2, продукции хранится 6 тысяч наименований, и понятно, что без внедрения какой-либо системы учета на нем никакой кладовщик не в состоянии запомнить, где и что здесь лежит. Поэтому компании приходится маркировать продукцию самостоятельно. Для России такая ситуация обычная: маркировку не используют и крупные производители красок, и небольшие производители сухих строительных смесей. Тот же самый гипсокартон приходит без штрих-кода. Как же учитывать эту продукцию, если существует более двадцати ее наименований и внешне они совершенно не различаются? Многие фирмы решают эту задачу по-разному. Кто-то использует свою ERP-систему, чтобы она присваивала приходящему товару какой-то уникальный штрих-код, который будет храниться в системе.

Мы пошли по другому пути и решили предложить небольшое решение SuperKit Маркиратор, которое за 2...3 часа подключается с помощью некой программы ко всем известным в России ERP-системам и позволяет довольно быстро получать данные о том, какой товар должен прийти. Далее в автоматическом режиме нажатием одной клавиши на принтере печатается сразу рулон этикеток с набором штрих-кодов. С помощью этикет-пистолета их крепят на товар уже в момент его приемки.

• В последнее время все более модной становится RFID-технология, ей занимаются практически все. Есть ли у вас решения с ее применением?

– В нашей стране, как известно, самым крупным проектом было введение RFID-карточек на метрополитене. Мы также решили сделать два продукта по этой технологии, но, правда, из другой области. Первое называется SuperKit RFID Термограф, второе – SuperKit RFID Диспетчер. Решение SuperKit RFID Термограф довольно простенькое и используется для грузовиков-рефрижераторов, у которых температуру внутри кузова необходимо контролировать. Когда температура в кузове меняется или холодильник ломается либо его выключают, система может подать сигнал водителю или экспедитору, который находится в кабине. Если автомашина подключена к сети GPS – системе контроля передвижения автотранспорта, в принципе можно создать версию, которая будет передавать данные о температуре внутри холодильника в какую-то базу или контрольную организацию.

SuperKit RFID Диспетчер – тоже небольшая программа, которая позволяет снизить транспортные расходы за счет оптимизации управления автопарком внутри автотранспортного предприятия. Если подойти ночью к тому же «Ашану», который находится в Марьино, можно увидеть очень интересную картину: Люблинская улица перегорожена 7...10 фурами, которые стоят в очереди, чтобы загрузить товар на склад магазина. Похожая ситуация существует и на складах класса В или С, которые по каким-то причинам не установили себе WMS-систему. Бывают случаи, когда машина приезжает на загрузку в 10 часов утра и уезжает с базы в 8 часов вечера, потому что весь день простояла в очереди. Чтобы этого не случалось, мы написали программу, которая осуществляет контроль машин на въезде на территорию предприятия, на остановке под загрузку, на выезде. На машину прикрепляют метки, а водителю выдается КПК. Если шлагбаум их опознает, он автоматически открывается, и на экран КПК подается информация, что машина должна подъехать к такой-то рампе. Все это происходит без участия человека. После того как водитель подъедет к рампе, установленная на ней система считывает метку с автомобиля, фиксирует начало загрузки, а когда машина отъезжает от места загрузки, фиксируется время ее отъезда. Если «сверху» SuperKit RFID Диспетчер стоит WMS или транспортная система, можно отслеживать, сколько времени машина загружалась и находилась вне территории предприятия.

• Сейчас на рынке действует очень много компаний, которые предлагают различные WMS-системы. В чем преимущества и отличительные особенности ваших решений?
– Многие компании делают очень похожие продукты, но наши преимущества заключаются в скорости внедрения и отдачи от вложений. Мы начали деятельность на рынке розничной торговли и последние 15 лет создавали решения для магазинов, софт для кассового оборудования, основными преимуществами которых были скорость, простота и качество внедрения. Все три этих постулата были перенесены на наши системы управления складом и промышленными предприятиями. Во-первых, у нас существуют уникальные технологии внедрения, очень сильный штат программистов и бизнес-аналитиков, которые занимаются прописыванием технологических процессов. Измерить результат после внедрения той или иной нашей системы заказчик может уже через месяц, другие компании таким коротким сроком похвастать не могут. Ориентировочно на внедрение системы в небольшой магазин с торговой площадью 800...900 м2 уйдет недели две, не больше. Если мы говорим о складе в 10 тыс. м2, то это два-три месяца.

В настоящий момент это самый короткий срок установки. В него входит полный цикл внедрения: постановка задачи заказчиком, описание технологий и топологии склада, прокладка коммуникационных сетей, установка стационарных и мобильных рабочих мест. У нас есть также специальная процедура, так называемый авторский надзор, который длится неделю. В течение этого времени те же специалисты, которые внедряли систему, практически живут на складе. Большинство ошибок с внедрением системы возникает уже в первую неделю после запуска. Часто у людей трясутся руки, они начинают читать инструкцию в тот момент, когда понимают, что у них нет другого выхода и сейчас им нужно работать. А ведь мы всегда проводим обучение, и в основном в первую же неделю.

• Как правило, инструкции вы прописываете сами?

– Это происходит не всегда, а только по желанию заказчика. Часто мы предоставляем лишь общие рекомендации. Первый стандартный документ, который мы выдаем заказчику, называется «Технология работы склада (складского комплекса)». В нем описаны все операции, которые могут происходить на этом складе, кто за что отвечает, как может происходить приемка, отгрузка, инвентаризация, описываются топология склада, действия персонала в случае сбоев в работе. Этим моментам мы уделяем большое внимание, и занимаются описанием таких процедур как раз наши бизнес-аналитики.

Обычно всем понятна процедура, когда товар имеет штрих-код, приходит своевременно и упакован по правилам.
Основная проблема возникает, когда машина приезжает не вовремя или привозит товар, абсолютно не соответствующий накладной. Эти случаи мы прописываем в «Технологии работы склада» отдельной главой. Однако зачастую на этом все заканчивается, в компании появляются свои люди, которые пишут инструкции, технологии. Иногда нам это помогает, а иногда мешает. Инструкции для кладовщиков, операторов у нас есть, но в большинстве случаев их пишут логисты, которые работают у заказчика. И хотя все процедуры выглядят одинаково, но внутри каждого склада они совершенно разные, причем не зависят от типа товаров, которые лежат на складе.

В процессе подготовки продукта или системы вы даете какие-либо рекомендации по логистике?

– Это тонкий момент. Порой мы спорим с заказчиком по три месяца: наши бизнес-аналитики рекомендуют использовать ту или иную технологию, а заказчики не считают это необходимым. Бывает, что мы делаем то, что хочет клиент, а иногда заказчика удается переубедить. В нашей практике был такой случай. Распределительный центр одной розничной сети до внедрения нашей системы WMS отправлял товары в магазин не паллетами, а вручную, поштучно. Упаковки разбивались, и мы очень жестко порекомендовали заказчику отгружать их только паллетами. В результате оборот вырос на 10% лишь благодаря тому, что товар в магазине всегда был в наличии и его стали больше покупать.

• Как часто вам удается уговаривать принять вашу логистику, ваши схемы?

– Практически всегда это какой-то компромисс. Российский бизнес растет, набирается опыта. У каждой компании вырабатывается свое видение, свои бизнес-процессы, которые она считает собственным ноу-хау, конкретным преимуществом на рынке. Бывает, заказчик принимает наше решение. Обычно это происходит тогда, когда он строит новый склад, где пока одни пустые полки. У распределительного центра или торговой сети, которая существует, например, лет восемь, есть сложившееся понимание того, как должен работать склад. Мы смотрим, как у них устроен технологический процесс, даем свои предложения, а дальше начинается обсуждение необходимых стандартов.

• Насколько длительной остановки склада требует установка систем?

– Обычно система устанавливается с остановкой склада на несколько часов. Но реально это все же сутки, поскольку одновременно проводится инвентаризация и надо ввести в нашу систему более-менее реальные остатки. Если это все-таки не получается, то существуют технологии безостановочного перевода системы с бумажного на безбумажный оборот. Правда, они занимают большее время и потом все равно потребуется корректировка остатков. В любом случае склад рекомендуется приостановить хотя бы на одну рабочую смену.

• Вы говорили о наработках, которые компания имеет в розничной торговле. А какой опыт есть у вас в складской деятельности и других областях?

– Действительно, мы особенно хорошо себя чувствуем в секторе розничной торговли и поставляем тот класс оборудования и программного обеспечения, который нужен для супермаркетов, гипермаркетов. В России нет ни одной серьезной розничной сети, с которой мы бы не работали по тому или иному типу оборудования. «Ашан», IKEA, OBI, «Марткауф», «Магнит», «Эльдорадо», RХ5, «Паттерсон», «Седьмой континент», «Азбука вкуса» – все это наши клиенты. Когда мы занялись тематикой склада, то перво-наперво пошли в ритейл, в распредцентры. В прошлом году сделали пять проектов, выделили секцию «КИТов» в отдельное бизнес-направление. Параллельно решали похожие задачи по хранению, инвентаризации на двух-трех заводах, и в результате у нас был создан новый департамент по автоматизации промышленных предприятий. Его организовали в начале этого года, и сейчас у нас есть большое желание предлагать некоторые интересные решения, в том числе в SuperKit. Задачи при создании систем для складов производственных предприятий поинтересней, поскольку они связаны с переходом сырья в изделия и включают учет сырья и материалов, станков, учетных изделий и т. д.

• Интересно, какие же системы применяют сейчас на наших заводах?

– Здесь реально можно увидеть все. Где-то работают западные софты, непонятно как появившиеся в середине 1990-х годов, а есть и такие предприятия, где компьютеров вообще пока нет. Мы помогаем отечественному производителю, к которому наше правительство наконец повернулось лицом.

• Не могли бы вы рассказать, какие основные проблемы возникают при внедрении?

– Проблем довольно много, но их можно разделить на два вида: технологические проблемы и человеческий фактор. Технологические проблемы решать проще. Например, мы не занимаемся прокладкой локальных сетей и установкой точек доступа, а всегда привлекаем для этого компании, которые умеют делать это лучше и для которых эти работы являются основной частью бизнеса. К сожалению, заказчики экономят деньги там, где это совсем не нужно. Из-за этого иногда возникают проблемы с работой сетей, с подрядчиками, которые делают все дешево, но не всегда качественно. Однако основная проблема – это персонал, низкий уровень его профессиональной грамотности. Обычно мы говорим рабочим: вы не грузчики, а операторы склада. После этого даем им в руки терминал сбора данных, и люди, которые работают на складе, вдруг начинают бриться и приходить на работу в белых рубашках. Еще одно из отличий наших технологий внедрения в том, что «терминальная» часть, на которой работает оператор склада, предельно простая. Для одного заказчика мы даже сделали особую картинку, на которой изображено, сколько шагов при выполнении операций человек должен сделать влево, сколько вправо...

• В какой мере процесс внедрения зависит от ваших партнеров, которые принимают в нем участие?

– В большинстве случаев мы работаем с партнерами на объектах до тех пор, пока они учатся. Они помогают нам во внедрении, в сервисе, иногда в установке кабельных сетей, серверов, компьютеров, системы 1С и бухгалтерского учета. Зачастую наш партнер пишет связку, для того чтобы соединить системы WMS и 1С. У нас это процедура штатная, а что касается системы 1С, которая стоит у заказчика, то здесь надо делать небольшие доработки. На 99% этим занимается наш партнер, поскольку он же ее туда и поставил.

• Бывает так, что вы привлекаете к внедрению западных специалистов?

– Когда мы делаем пилотные проекты по складам, нам помогают западные специалисты. Сейчас мы сделали уже достаточно много проектов. Западных специалистов, например, из компании Swisslog, мы привлекаем, когда идет речь о роботизированных складах. У нас такие проекты будут реализованы очень скоро: их вы сможете посмотреть к концу 2008 г. В Западной Европе сейчас активно переходят на роботизированные склады, а у нас все только начинается.

• Есть ли какая-то разница между отечественными и зарубежными системами?

– Если посмотреть на наш рынок, то обычно возникает вопрос: почему на нем доминируют западные разработчики и западные системы для складов? Если мы говорим о торговле, бухгалтерии, то здесь виден очень серьезный крен в сторону российских особенностей: необходимость учета отечественного фискального законодательства, налогообложения. Но на складах этого нет, они одинаковые и в Германии, и во Франции, и в России. Функционал перемещения продукции на складе от законов не зависит. А вот западные софты предпочитают, поскольку там есть специализированные компании, которые занимаются этим давно и потому доверие к ним выше. При этом я, конечно, ничего не хочу сказать плохого о российских компаниях-производителях. Тем более что у многих из них в линейке софтов присутствует западная продукция.

• А можно ли обозначить какие-то критерии, при достижении которых компании надо ставить систему автоматизации управления?

– На одном складе нам привели такую статистику: кладовщик может запомнить 50 наименований на 3000 м2. Если у вас 50 наименований на 3001 м2, то надо ставить систему. Это предел запоминания кладовщиком позиций.

• Но реально системы ставят в основном довольно крупные предприятия, например торговые сети?

– По большей части – да. В претенденты на установку системы попадают два типа компаний, у которых или очень большой склад, или очень большой оборот на складе. У нас был случай, когда заказчик попросил поставить WMS-систему на складе в 1500 м2. Мы долго не могли понять, зачем она нужна, и оказалось, что через эти 1500 м2 в день проходит около 20 тысяч наименований изделий. Иногда мы отказываемся от заказа, если технический расчет показывает, что это нерентабельно.

• В заключение последний вопрос. По каким критериям вы советуете выбирать поставщика системы?

– С WMS-решениями все довольно интересно. Если надо выбирать себе партнера по автоматизации склада по функционалам, то можно увидеть, что все они очень похожи и уровень компаний примерно одинаковый. Я бы рекомендовал посмотреть на команду работников, на группу внедрения, группу сопровождения, группу бизнес-аналитиков, которые прописывают эти технологии. Тематикой WMS в нашей стране профессионально занимаются сто–двести специалистов, и все они друг друга знают, и их тоже знают. Все лидирующие на мировом рынке компании представлены одним из игроков российского рынка, их софты переведены на русский язык и адаптированы. Кто-то сильней в одном, кто-то в другом, но средний уровень одинаков. Любой заказчик может написать софт для склада и самостоятельно, затратив на это, скажем, год или полтора времени и определенные средства. Более важен вопрос, насколько разработчики разбираются в технологии его работы.

Интервью провел В. Антонов