Новые сервисы на рынке логистических услуг

Переход логистических услуг в России с уровня 3-PL на уровни 4-PL–5-PL

Вадим Гринберг

В последние месяцы состоялся целый ряд интересных дискуссий, основными участниками которых стали крупнейшие логистические компании России. Их темой была ситуация, складывающаяся на рынке логистических услуг, его перспективы в усложнившихся экономических условиях. Лейтмотивом обсуждений стал тезис о том, что в таких условиях получают определенные преференции именно крупные компании. Имея больший доступ к кредитным ресурсам, они могут позволить себе работать с низкой рентабельностью и в то же время постепенно увеличить свою рыночную долю за счет тех, чаще небольших, предприятий, которые вынуждены уходить с рынка под давлением долговой нагрузки.

Рассматривая текущее состояние рынка логистических услуг через призму известного утверждения бизнес-тренеров о том, что «кризис – это время возможностей», мы решили провести опрос участников рынка. Цель, которую мы ставили перед собой, – не только еще раз оценить основные тенденции (они пока не слишком утешительны), но и постараться получить ответ на вопрос: остановит ли текущий кризис технологическое развитие в сфере логистики, либо проникновение на рынок новых технологий, новых решений в логистике – это процесс, который может идти вне прямой связи с экономическими индикаторами.

Поэтому один из первых вопросов, которые мы задали нашим респондентам, был вопрос о достоверной классификации логистических операторов. Не секрет, что термин 3-PL (аббревиатура от английского Third Party Logistics – трехсторонняя логистика, то есть предоставление комплекса логистических услуг от доставки и адресного хранения до управления заказами и отслеживания движения товаров) получил настолько широкое распространение, что стал уже в большей степени именем нарицательным. Но сегодня мы все чаще слышим уже о появлении уровня 4-PL и даже 5-PL, для которых еще не прижились четкие и однозначные определения. А это достаточно важно, поскольку и тот, кто предлагает соответствующую услугу, и ее потребитель должны одинаково понимать ее содержание.

По мнению Галии Исламовой, руководителя департамента WH-проектов компании STS-Logistics, Second Party Logistics (2-PL) включает в себя транспортировку и складирование груза; Third Party Logistics (3-PL) – соответственно транспортировку, экспедирование, таможенную очистку, складирование и дополнительный спектр услуг по обработке, с частичным отражением в электронной информационной системе. Переход к Fourth Party Logistics (4-PL) расширяет этот список сервисов, добавляя к нему планирование и закупку. А перечень услуг уровня Fifth Party Logistics (5-PL) включает в полном объеме планирование, закупку, транспортировку, экспедирование, таможенную очистку, складирование, дополнительный спектр услуг по обработке грузов, контроль операций с полным их отражением в электронной информационной системе.

Александр Терюшов, руководитель отдела по разработке коммерческих предложений компании FM Logistic, считает, что само понятие «PL-провайдер» не является морфологически корректным, а его использование началось от термина 3-PL. Существует несколько видов аутсорсинга логистических услуг: например, привлечение компаний, которые оказывают услуги складирования грузов или транспортировки. Термин 3-PL означает привлечение внешней логистической компании, которая будет оказывать полный спектр услуг: управление запасами, транспортировку, хранение груза и его обработку. Клиент же будет просто контролировать деятельность этой компании.

По мнению эксперта, не так давно возникший термин 4-PL означает передачу логистики компании-интегратору, которая объединяет либо только логистических посредников (компании, оказывающие логистические услуги), либо 3-PL-провайдеров и логистических посредников. 4-PL-оператор осуществляет IT-интеграцию между IT-системами клиента, всех участников цепи поставок и своей собственной. Заказчик в этом случае общается по всем логистическим вопросам только с оператором по принципу «одного окна». Таким образом, все, что связано с товародвижением, отдается «на откуп» управляющей компании, которая и является 4-PL-провайдером. Как правило, у интеграторов нет своей инфраструктуры, нет своих складов и транспортных средств, зато есть хороший управленческий опыт и IT-решения.

Получив представление о классификации логистических решений, по сути определяющих глубину вовлеченности логистического партнера в бизнес компании-заказчика, необходимо также определиться с мотивацией потенциальных клиентов. Передача части собственных бизнес-процессов на аутсорсинг может происходить только на базе четкого понимания гарантируемых бонусов (например, финансового вы­игрыша за счет сокращения затрат) и является инструментом повышения эффективности бизнеса. Пока эта мотивация явно недостаточна.

Николай Воинов, генеральный директор компании Itella в России:

«В настоящий момент я бы охарактеризовал уровень развития российского логистического рынка как средний. В то время как, например, в Европе этот рынок является сложившимся, есть основные игроки, и борьба разворачивается за ценовое предложение. В России логистический рынок разнонаправлен и изменчив и развивается скорее по спирали, нежели линейно.

В транспортной логистике разворачивается серьезная борьба за клиента между большим количеством игроков. В складском сегменте крупных участников меньше, но рынок все равно нестабилен, особенно сейчас – во время экономического спада. На первый план для российских логистов в зависимости от ситуации попеременно выходят разные аспекты: качество операций, высокий уровень инноваций, низкая цена».

По мнению Николая Воинова, генерального директора Itella в России, одной из особенностей российского рынка логистики является тот факт, что в нашей стране до сих пор существует большой процент компаний, самостоятельно организующих логистические процессы, в том числе работу на складских площадках. В Европе и особенно в Америке многие компании фокусируются непосредственно на своем бизнесе, доверяя логистику профессионалам. У нас же еще не все предприятия осознали, что складские помещения должны быть специально подготовлены для проведения операций с товаром, в том числе оснащены системами пожаротушения и видеонаблюдения, пропускного режима, регулировки температурного режима и т. д. Оборудование для этих систем должно быть профессионально подобрано с учетом выполнения определенных операций, а также товарных групп, должны быть решены вопросы IT: приобретены необходимые лицензии, учтена стоимость возможных доработок WMS-системы. Все это удобнее доверить профессиональному логистическому провайдеру, для которого логистика – основной бизнес.

Высоко оценивает потенциал логистического аутсорсинга и Александр Терюшов: «На чем можно сэкономить? В первую очередь, это колебания складских запасов. У любого производителя товаров существуют потребности в складских запасах в тот или иной период времени. Если он проектирует собственный склад, то должна быть обеспечена возможность хранить в нем максимальные запасы товара, соответствующие сезону пиковых нагрузок на склад. Следовательно, в сезон наибольшего падения спроса будут оставаться пустые площади, на строительство, отопление и освещение которых необходимы соответствующие ресурсы. Передача складской логистики на аутсорсинг в данном случае является эффективным решением, так как у логистического провайдера будет несколько клиентов, каждому из которых он сможет предоставить необходимые площади в конкретный месяц. Точно так же логистический провайдер сможет оптимизировать использование человеческих ресурсов, оборудования и т. д. Аналогично возможна оптимизация транспортной логистики, когда логистический провайдер объединяет в одном транспортном средстве грузы различных клиентов, а клиенты получают возможность отправлять свою продукцию чаще и меньшими партиями».

Александр Терюшов, руководитель отдела по разработке коммерческих предложений компании FM Logistic:

«Российский рынок логистических услуг отличает сильная разница в подходе к логистике у различных компаний. Некоторые компании оперируют на складах класса А с современной техникой, используя процессы штрихкодирования, WMS, иногда – RFID-метки. Другие компании в то же время хранят продукцию на складах уровня C+, с некачественными полами, отсутствием отопления, должного освещения, и оперируют по старинке, мирясь с потерями, неприемлемыми для рынка сроками комплектации заказов, приемки и отгрузки товаров. В отношении аутсорсинга зачастую существует определенное предубеждение, основанное на мнении, что ни одна внешняя компания не сделает так хорошо, как своя служба логистики. Хотя при этом опыт грамотной организации логистики своими силами у компании отсутствует. На Западе это не так ярко выражено, т. к. компании-производители уже много лет активно занимаются оптимизацией издержек, а она невозможна без повышения эффективности тех или иных процессов, в данном контексте – логистики».

Казалось бы, выгода от использования аутсорсинга очевидна. Тем не менее большинство представителей крупных логистических компаний сетуют на недооценку российскими компаниями эффективности взаимодействия с профессиональными логистическими операторами. Неужели и здесь виноват пресловутый «менталитет», которым объясняется в том числе и недо­оценка аутсорсинга логистических услуг? Или все же существуют объективные условия, сдерживающие развитие рынка логистических услуг в России? Вот как характеризует различие ситуаций на мировом и отечественном рынках Николай Воинов: «Согласно последним исследованиям международных и российских аналитических агентств, доля логистического аутсорсинга в России оценивается на уровне 20%. В то время как в развитых странах Запада этот показатель составляет 40–50%. В России передача логистических услуг на аутсорсинг в основном ограничивается входящей и исходящей транспортной логистикой. Во всем мире данная услуга затрагивает не только внешние сегменты деятельности предприятий, но и управление запасами и в целом цепочками поставок продукции». С ним во многом согласны и другие эксперты. В частности, Галия Исламова указывает на то, что окружающая инфраструктура, к сожалению, не успевает за растущими требованиями рынка – это относится и к транспортной составляющей, и к кадрам, и к несовершенству законодательной базы. В то же время у логистического оператора, как правило, отлажена цепочка поставок, и, доверив ему эту часть бизнес-процессов, клиент в ответ получает увеличение уровня удовлетворенности своего конечного пользователя.

Галия Исламова, руководитель департамента WH-проектов компании STS-Logistics:

«Логистика на аутсорсинге для продвинутого клиента – это источник неисчерпаемых возможностей. Во-первых, она дает экономию за счет отказа от необходимости в собственных ресурсах (людских, материальных). Во-вторых, использование опыта провайдера открывает новые возможности, такие как предпродажная обработка товара на складе, доставка в еще не освоенные регионы. В-третьих, аутсорсинг обеспечивает более гибкое реагирование на изменение рынка. Ну и наконец, освободившее время и ресурсы можно задействовать на развитие своей деятельности, например на создание нового продукта или совершенствование интернет-магазина».

Так можем ли мы в сложившихся условиях рассчитывать на то, что рынок, несмотря на очевидные трудности не столько у логистических компаний, сколько у их существующих и потенциальных клиентов, будет развиваться не только количественно, но и претерпит серьезную качественную модернизацию? Опрошенные эксперты склоняются к положительному ответу на этот вопрос. И основным двигателем этого процесса будет, как ни странно, усиливающаяся конкуренция. На российском рынке сего­дня представлены не только местные компании, но крупные транснацио­нальные игроки. По многократно опробованной схеме первыми потребителями технологически продвинутых услуг (4-PL–5-PL) будут оперирующие здесь международные компании, связанные контрактами с логистическими операторами не только на территории России, но и по всему миру. За ними пойдут и российские компании, причем как конкурирующие с ними и предоставляющие аналогичные услуги, так и потребляющие их. Конкуренция, безусловно, сделает высокотехнологичные услуги более доступными.

Нельзя упускать из вида и новые направления бизнеса, активно развивающиеся в России именно сейчас. По словам Галии Исламовой, одно из направлений в стратегии развития ведущих игроков российского рынка – это освоение и предоставление услуг электронной коммерции. Так, интересная ситуация, в которой находится и будет находиться еще некоторое время рынок, побуждает запустить процесс пересмотра внутренних технологий и ассортимента предоставляемых услуг. У желающих начать оптимизацию своих ресурсов сейчас есть прекрасная возможность получить расширенный пакет услуг за минимальные вложения.

Александр Терюшов также высказал интересную идею о новых возможностях, которые открывает перед компанией привлечение внешнего логистического провайдера. Если вы – производитель продукции и ведете ваши продажи через ретейл-сети, то можете начать сотрудничество с логистическим провайдером, который помимо вас будет оказывать услуги этим же сетям. И тогда вы сразу избавляетесь от огромного транспортного «плеча», связанного с доставкой продукции с вашего склада на склад ретейлера, а оттуда – в магазины. Конечно, это возможно только в том случае, если логистический провайдер работает одновременно с производителями и ретейлерами в конкретном секторе (косметика, пищевая продукция, электроника). Также вы можете объединить свои запасы на разных складах в одном регионе под одной крышей на более крупной площадке провайдера, и таким образом существенно снизить расходы на транспортировку для ваших клиентов.

В целом опрос показывает, что сегодня российский рынок логистических услуг, хотя и находится в непростом положении, связанном с состоянием клиентов и некоторым снижением спроса, продолжает жить и развиваться. Многие компании, в том числе крупные зарубежные игроки, заплатили высокую цену за вход на этот рынок, что побуждает их стоически переносить временные трудности, используя кризисный период для оптимизации своей деятельности. Ряд крупных компаний рассчитывает даже расширить свое присутствие на рынке за счет ухода из него тех компаний, финансовая модель бизнеса которых оказалась неустойчивой к ухудшению конъюнктуры. Высокий уровень закредитованности, особенно в иностранной валюте, для многих стал неподъемным бременем.

В то же время постепенно меняется отношение к логистическому аутсорсингу и у российских компаний: число тех, кто сегодня высоко оценивает эффективность такой модели бизнеса, постоянно растет. Это открывает дополнительные перспективы для профессиональной логистики. Продолжается, хотя и не столь быстрыми темпами, как хотелось бы, внедрение в России философии 4-PL–5-PL.

Закончить хотелось бы словами Николая Воинова: «Многие российские клиенты по-прежнему предпочитают курировать логистические процессы самостоятельно, силами своих служб, нежели передавать это на исполнение логистическому провайдеру. Если же говорить о тех клиентах, которые отдают логистику на аутсорсинг, то в России выше его доля в транспортных услугах и ниже для 3-PL- и 4-PL-сервисов. Хотя картина постепенно меняется, а российские предприятия реального сектора экономики учатся правильно считать затраты на логистику и все чаще прибегают к услугам профессионалов, экономя деньги и время. Еще не так давно, в 90-х годах, у каждого предприятия был свой автопарк, даже небольшие компании имели у себя в штате водителей на ГАЗелях, которые решали все вопросы с транспортной логистикой. Сейчас такое наблюдается намного реже, доля аутсорсинга транспортной логистики достаточно высокая».

STS-Logistics
+7 (495) 775-02-02
www.stslogistics.net
Кросс-докинг (Преимущества кросс-докинга и сложности технологии)
Кросс-докинг
Преимущества кросс-докинга и сложности технологии
Клиент всегда прав (Опыт применения WMS от a-SIS на складах 3PL-операторов)
Клиент всегда прав
Опыт применения WMS от a-SIS на складах 3PL-операторов
Особенности национального ответственного хранения (Интервью с партнером компании «Britbridge. Практика логистического консалтинга» Олегом Дорожинским)
Особенности национального ответственного хранения
Интервью с партнером компании «Britbridge. Практика логистического консалтинга» Олегом Дорожинским
Особенности технологических решений для современных фармацевтических складов
Особенности технологических решений для современных фармацевтических складов

Склад фармацевтической продукции, без сомнения, является одним из наиболее интересных решений для хранения продукции с точки зрения возможностей эффективной автоматизации внутренней логистики путем последовательного усложнения используемых систем хранения и комплектации, повышения технологического уровня обработки на фоне многообразия внутрискладского перемещения товаров.

Логистический рынок России в режиме ожидания (Круглый стол «Российский логистический рынок в условиях новых экономических реалий»)
Логистический рынок России в режиме ожидания
Круглый стол «Российский логистический рынок в условиях новых экономических реалий»