«Очищено молоком»: «белая» логистика алкоголя

Борис Матвеев










Логистика винно-водочной продукции в России имеет свои особенности, в том числе связанные с традиционно высоким спросом на алкоголь. Некоторым производителям, к которым можно причислить и группу «Парламент» удалось выйти на высокий уровень организации складской и транспортной логистики. Сегодня компания задает своим контрагентам такие нормы взаимодействия, которые создают предпосылки перехода от минимизации логистических затрат на отдельных участках цепочки поставок к оптимизации всей цепочки, выстроенной без привлечения «черно-серых» схем. Своим опытом в области дистрибуции алкогольной продукции делятся Роман Боровский, директор по логистике ООО «Парламент Дистрибююшн» и Вадим Леонов, начальник транспортного отдела ООО «Парламент Дистрибююшн»

– С чего начался ваш бизнес, и как происходило развитие компании «Парламент»?
– В 1991 г. была создана компания «Урожай», которая изначально выпускала так называемую «народную» водку – дешевый, но качественный продукт. Помните художественный фильм «Особенности национальной рыбалки»? В Финляндию его персонажи плавали именно за водкой «Урожай» – в кадре время от времени появлялись коробки с нашим логотипом. В то время мы жили именно за счет объемов продаж, которые были колоссальными. После этого мы выпустили водку «Особенности национальной охоты»» с изображением актера Булдакова на этикетке, которая также пользовалась очень высоким спросом.
Но вскоре рынок стал диктовать новые условия, недорогие бренды стала теснить Кабардино-Балкария, которая производила еще более дешевую водку. Тогда мы задумали инвестировать средства в серьезный бренд, которым и стала водка «Парламент». И не ошиблись: объемы ее производства и продажи постоянно увеличивались – да так, что мы и сами не ожидали, что продукт принесет такую отдачу.
Если говорить о выпускаемой продукции, то «Парламент» выпускает водку классическую, смородиновую, мандариновую, перцовую емкостью 0,5; 0,7; 1 л – это основные направления. Налажен также выпуск водки класса премиум «999,9» – это продукт, который чистится серебром. На бутылке закреплена серебряная монета, на оборотной стороне она имеет свой уникальный номер. Водка заняла Гран-при на последней выставке «Продэкспо».

– Вы сказали о жесткой конкуренции в производстве алкогольной продукции. Как бы вы еще охарактеризовали современное состояние этого рынка?
– Краткую характеристику дать невозможно. В целом рынок прогрессирует, конкуренция на нем действительно огромная. Основной тенденцией сегодня следует считать наступление украинской водки. На Украине законы в области производства алкоголя очень специфичны, это позволяет тамошним производителям успешно манипулировать ценами. В результате у них появляются серьезные деньги, которые вкладываются в маркетинг и рекламу. Другая особенность заключается в нашей законодательной базе. Она строится таким образом, что мелкие производители алкоголя вытесняются с рынка. Чтобы выжить, они вынуждены объединяться в холдинги, иначе на рынке останутся только «монстры». После введения ЕГАИС* далеко не у всех производителей алкогольной продукции хватило даже денег на закупку оборудования для маркировки, не говоря уже об уплате всех налогов. Все эти нововведения направлены на то, чтобы максимально предотвратить попадание на рынок контрафактной продукции, но в них есть и моменты, затрудняющие работу тех, кто производит алкоголь в небольших объемах. А производителям контрафакта, если говорить откровенно, безразлично, есть система ЕГАИС или ее нет.
В свое время у нас появилась информация, что кто-то пробует подделывать и нашу продукцию. Тогда было принято решение покупать основную часть комплектующих за рубежом. Мы заключили контракты с крупными заводами в Голландии, Израиле, Италии, в которых очень четко прописана их ответственность за конфиденциальность. Если партия нашей водки бракуется, то она обязательно утилизируется, а не сбывается в третьи руки.
*ЕГАИС – Единая государственная автоматизированная информационная система предназначена для автоматизации государственного контроля за объемом производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции. Основное функциональное назначение системы ЕГАИС заключается в обеспечении информационно-технологической поддержки задач, зафиксированных в статье 1 Федерального Закона от 22 ноября 1995 года № 171-ФЗ «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции».

– Каковы ваши планы по производству водочной продукции на ближайшее будущее?
– Сейчас мы работаем двумя линиями, одна из которых меняется, а другая модернизируется, но в ближайшие несколько лет их должно стать пять. Мы уже начали процесс подготовки к их запуску, строим свое большое спиртохранилище.
Планы по сбыту водки «Парламент» за рубежом тоже довольно амбициозные: на экспорт планируется поставлять порядка 40% выпускаемой продукции. Через собственное представительством в Германии ею уже снабжается вся Европа, иначе говоря, во всех сетях типа Metro присутствует наша водка. Сейчас нормой считается отправка на экспорт 10 контейнеров в месяц. Такие поставки имеют свою специфику: например, печать акцизных марок на экспорт в страны СНГ – достаточно сложный технологический процесс, поскольку в одном случае требуется марка широкая и короткая, в другом узкая и длинная. Организовать их производство, да при том так, чтобы они наклеивались автоматически, бывает непросто, но мы это делаем.

–В чем состоят основные особенности дистрибуции водочных изделий в России?
– Мы видим, что употреблять алкоголь стали больше, но предпочтение все больше отдается продуктам хорошего качества. В Рязани у нас есть второе производство, так называемое народная серия. Если раньше оно было лидером продаж, то сейчас ситуация поменялась, и выпуск водки «Парламент» перекрывает эту народную серию в разы. Это, естественно, сказывается на дистрибуции водочных изделий. Дистрибьюторы становятся крупнее, опытнее, выдвигают все больше своих требований и даже предоставляют нам различные комплексы решений по обеспечению конечных клиентов. Эти процессы не сводятся только к улучшению партнерских отношений, но и служат развитию логистики. Взять хотя бы дистрибьюторский договор: он становится более жестким, в нем прописываются всяческие детали и тонкости. Например, если нам не понравится рекламное агентство, которое дистрибьютор привлечет для продвижения нашего продукта, то мы можем его оштрафовать, а то и вовсе сменить. Группа «Парламент» сильно выросла, и занимаемые позиции дают нам возможность диктовать свои условия. Но в любом случае, принимая во внимание растущий объем продаж, мы постоянно ведем с дистрибьюторами конструктивный диалог.
Деловые отношения, начиная с заявки и предоставления нам всех необходимых документов, и заканчивая подтверждением дистрибьютора, что он получил водку в полном объеме и всем доволен, становятся все более цивилизованными. Все индивидуальные особенности сделок оформляются дополнительными соглашениями. В дистрибьюторском договоре более 20 листов, на которых четко расписаны все наши взаимоотношения: это позволяет в дальнейшем не тратить время на их выяснение. Этот документ подстегивает и качество приемки Взять, к примеру, акт фирмы «Торг 2», если раньше по закону дистрибьютор мог выставить претензию через три недели, то теперь у него только три дня, чтобы принять продукцию. Ужесточение рамок договора позволяет нам перестраивать систему в лучшую сторону и работать более эффективно, а вслед за нами делать это вынуждены и наши дистрибьюторы.

– Как строится взаимодействие вашего предприятия с сетевыми магазинами?
– Тема эта очень большая и интересная, но мы, пожалуй, ограничимся только анализом макроситуации. Если раньше сети требовали поставки чуть ли не трех бутылок и им было безразлично, во сколько это обойдется, то сейчас ситуация меняется, и они начали относиться к поставщикам более уважительно, отношения стали более партнерскими. Хотя некоторые компании по-прежнему продолжают испытывать большие проблемы при работе с ними. Слабой стороной работы сетевых магазинов остается прежде всего приемка на местах, но в центральных офисах она налажена достаточно неплохо.

– В чем же состоят эти проблемы?
– Допустим, магазин имеет шесть окон приемки (это самый распространенный вариант). Как правило, приемщики ходят вместе обедать, курить, и у них выстаивается большая очередь. Если экспедитор ленивый, то фура может простоять и сутки. Как выяснилось, это «головная боль» сетей, причем не только в Москве, но и в С.-Петербурге, Новосибирске и других крупных городах. Хотелось бы надеяться, что все наболевшие проблемы будут решены цивилизованным путем и снимутся со временем сами собой. Мы активно работаем над их решением, делаем все для того, чтобы наши менеджеры дружили с «приемкой». Ведь без сетевых магазинов далеко не уедешь.

– Вы сказали, что компания «Парламент» совершенно «белая» но, принимая во внимание масштабы российского рынка в это очень трудно поверить. Как же вам удалось этого достичь?
- Как ни странно, оказывается, что само законодательство все еще недостаточно готово к тому, чтобы разрешить трудности алкогольного бизнеса, действующего в рамках, заданных государством. То, что компания «белая», подразумевает, что все контрагенты, и транспортные, и экспедиторские компании, и таможенные органы, клиенты и партнеры, входящая и исходящая почта, должны быть такими же. Поэтому, в середине прошлого года, увидев рост продаж, мы взяли всю доставку в регионы на себя. Это – хорошее конкурентное преимущество, тем более, что продукция «Парламент» распространяется по всей России – от Москвы до Южно-Сахалинска и Петропавловска-Камчатского, поэтому все наши партнеры остались довольны.
Очень большое внимание уделяется и документообороту – он у нас очень серьезный. Сделать все правильно с точки зрения законодательства и одновременно избежать лишних издержек непросто. Все плановые транспортные проверки мы успешно проходили, хотя там были свои нюансы. Помимо налоговой инспекции, нас еще проверяет аудиторская компания, которая фиксирует, какие изменения произошли в составе компании. А когда появился зарубежный учредитель, пошли проверки еще и на уровне международной бухгалтерской отчетности.
Это имеет место и у наших логистов, и у наших дистрибьюторов. Хотя не все из них выдерживают такой объем документооборота: продавать нашу водку они всегда готовы, а отражать все документально, могут далеко не все.
Совершенно неправы те, кто думает, что перевозка водочной продукции попросту сводится к отправке товара. Перевозка рассматривается нами как изменение положения груза в логистической цепочке. Всю ее нужно проконтролировать, просмотреть, отразить документально. Разные виды перевозок, в том числе труднодоступные регионы, и перегрузов опять же порождают очень большой документооборот, справиться с которым способен только крупный логистический оператор с разветвленной агентской сетью, охватывающую всю территорию страны, располагающий своими представителями в крупных (лучше, вообще, во всех) городах, портах и т. п. Наличие такой логистики позволяет нам устанавливать единую цену на алкогольную продукцию, стоящую на полках магазинов по всей России.

– Все же, почему вы ушли от «серых» схем?
– Известно, что так называемые фискальные органы стали сегодня более профессиональны. Они хорошо знают слабые места, понимают, на чем ловить., поэтому сегодня «серая» схема может оказаться невыгодной. Как раньше говорили советские контролеры: «Сэкономил пятачок, налетел на троячок!»
Говоря о «серых» схемах хотелось бы сказать несколько слов о контейнерных перевозках и ситуации с перегрузом. Если раньше контейнер забивали буквально под завязку, то сейчас перегруз стал достаточно дорогим удовольствием, которое обходится в сумму от 100 до 400 тыс. руб., как перевозчику, так и тому, кто производит отгрузку. Компании, которые работают по закону, вынуждены уменьшать количество груза, перевозимого в контейнерах, т.е. увеличивают затраты на одну бутылку. Понятно, что те, кто работает по «серым», а тем более «черным» схемам оказываются в лучшем положении. В то же время внесение поправок в административный кодекс приводит к тому, что меры против коррупции постепенно формируют некую законодательную базу. Тебя как бы подталкивают, чтобы ты работал нормально. А у производителей алкоголя все схемы должны быть выстроены в соответствии с законами РФ.

– Каким способом вы поддерживаете качество своей водки?
– Спрос на водочную продукцию колоссален, и контроль ее качества – это основной момент, на котором я бы остановился, говоря о ее производстве. Не секрет (это особенно видно по пиву), что когда появляется новый бренд, условно говоря, примерно год с качеством у него все идеально, потом начинается удешевление продукции и, как следствие, потеря качества. К нам это не относится, у нас существует целая структура, которая занимается контролем качества и напрямую подчинена учредителям. У работающих в ней сотрудников большие полномочия, вплоть до остановки дневного розлива, а это очень серьезные объемы и деньги. Вылететь с полки с некачественным продуктом легко, но вернуть свои позиции назад очень и очень непросто.

– Какие способы складирования водочной продукции вы используете, и с какими основными проблемами сталкиваетесь?
– Мы не стали «изобретать велосипед» и используем сухой теплый склад с температурным режимом от +5 до +18 °С. Основные складские процессы стандартны: это операция оприходования, приемка с производства или со стороны, размещение на складе, перемещение, отбор, формирование заказов и отгрузка.
«Головная боль» кладовщика алкогольного склада состоит в том, что на одну товарную единицу накладывается очень много всяких спецификаций, при том что и продукт и коробки, в которые он упаковывается похожи (, кстати, у нас коробки разноцветные – их очень тяжело перепутать). Возьмите две бутылки одной и той же водки «Парламент классик»: для вас они абсолютно одинаковы, но для кладовщика каждая из них уникальна. Бутылку водки с синей этикеткой от бутылки с желтой, легко отличит и неспециалист, но кладовщик понимает, что ему нужно будет подобрать заказ водки не только с этикеткой определенного цвета, но и с нужной датой розлива (в один день могут поступить сразу три партии розлива алкоголя), с нужным разбегом акцизной марки. Водка, которая идет на экспорт – это одна спецификация, а для регионов выпускается другая. У одного и того же продукта очень много признаков, которые необходимо отслеживать, и кладовщик должен подбирать заказ так, чтобы бутылка соответствовала всей их совокупности. Во-первых, кладовщик не должен ошибиться в емкости (бутылки 0,5 и 0,7 л легко различимы, но перепутать емкости 0,7 л и 1 л уже проще). Во-вторых, товар должен обязательно попасть в соответствующий разряд по активной марке, чтобы нужная цифра соответствовала – это 3-й признак, 4-й признак – дата розлива, пятый отражает наш внутренний учет, то есть макропартию. Поэтому профессиональной подготовке кладовщиков мы уделяем очень много времени и сил. Стараемся делать так, чтобы приемщики работали попеременно на приемке и на сборке, на проверке и на отгрузке, периодически переставляем людей. Сотрудники нашей компании взаимозаменяемы, благодаря чему они становятся универсалами. Цена ошибки высока, ведь продукция отправляется в регионы в контейнерах, и если туда придет не то, что заказывали, то возврат повлечет существенные дополнительные затраты времени и денег.

– Какая подъемно-транспортная техника и программно-аппаратные решения применяется на вашем складе?
– В свое время мы в первой десятке московских складов начали использовать для обработки грузов ричтраки. При выборе марки техники, мы решили не рисковать и поэтому заключили договор с компанией Toyota. Погрузчики Toyota и складская техника BT находится у нас на вооружении с 2001 г., и уже можно уверенно сказать, что цена и качество этого оборудования полностью отвечают нашим требованиям. Думается, и в отдаленной перспективе мы не будем менять поставщика, поскольку в свое время столкнулись с очень интересной проблемой. Закупить подъемно-транспортное оборудование по приемлемым ценам, как оказалось, было не самым трудным – многие поставщики шли навстречу, потому что мы закупали большой объем техники. Проблемы же возникли именно с ее обслуживанием. Cпециалисты компании BT и Toyota оказались выше всяких похвал и по скорости реагирования на наши запросы, и по оперативности замены техники, если возникала какая-то серьезная неисправность. собрали информацию по рынку и ко всем поставщикам обращались с одной и той же просьбой: дайте нам телефон такой-то компании, чтобы мы могли при вас позвонить туда и нам ответили, как вы обслуживаете поставленную технику. Далеко не все оказались к этому готовы. Точно так же мы советуем так поступать всем.
С апреля текущего года мы начали внедрять очень большой логистический проект на территории граничащего с нами бывшего автомобильного предприятия, которое находится в стадии выкупа. С ростом производства водочной продукции, которое мы собираемся увеличить в пять раз, возникает потребность в серьезных мощностях для хранения комплектующих, приходящих из-за рубежа, поэтому здесь будет построен логистический модуль – высотный склад. По готовой продукции мы также стараемся учитывать, во-первых, увеличение товарооборота; во-вторых, будущее расширение ассортимента. Мы привлекли проектантов, тесно работаем с ними. Данный логистический проект непосредственно связан с внедрением системы WMS. Она обязательно будет, но сейчас, по нашему мнению, на существующих складских емкостях внедрять одно, а на вновь построенном складе другое, было бы не верно. Поэтому мы приняли решение, что некоторое время продолжим работать по существующей схеме, с прежней учетной программой, которая позволяла нам жить до настоящего времени. Конечно, сегодня она уже не отвечает всем требованиям, поэтому решение о внедрении системы управления отсрочено на тот момент, когда появится складской модуль, то есть, через полтора года.

– Каковы типовые издержки, которые ваша компания несет на логистических рынках? Назовите, пожалуйста, типовые способы их снижения.
– Наиболее важные проблемы на логистическом рынке – это пропадающие машины и контейнеры, а также контрафакт. У нас за все время работы не пропал ни один контейнер, ни один автомобиль, потому что мы работаем с ответственными экспедиторами и делаем все необходимое для безопасности нашего бизнеса. Все это благодаря тому, что в группе организована жесткая система поставки в плане контейнерного оборота. В течение месяца 150–200 автофур движутся по территории России, отслеживать их местоположение надо постоянно и в режиме реального времени. Мы как департамент логистики свою задачу выполняем, товар из пункта «А» поступает в пункт «В» в том же составе, с теми же документами. А проверяющие органы довольны нашими документами и отношением к нормативным актам.

Беседу провел Борис Матвеев